Воспоминания Таисии Мостовой и Галины Лисович о нашем городе, опубликованные в «Коммунаре» 22 ноября 2018 года, не оставили меня равнодушной. Хочется дополнить их рассказ, ведь многие события полувековой давности я помню так хорошо, будто это происходило вчера.

На берегу реки Раковка.

Кинотеатр с колбасным прошлым

Деревянное здание на ул. Лазо до того, как там разместился кинотеатр «Хроника», принадлежало частнику, державшему здесь мясную лавку. Входная дверь в нее находилась по центру фасада. Прямо с улицы покупатели попадали в крошечный торговый зал, разделенный на два отдела. С правой стороны на прилавке, закрытом стеклом, лежали полуфабрикаты - фарш, котлеты, пельмени, тефтели. В высокой витрине за спиной продавца на крючках красовались колбасы разных сортов, копченые ребра, окорока. С левой стороны торговали свежим мясом, салом, ливером. На вбитых в стену крюках висели куски вырезки, грудинки, пласты срезанного шпика, рульки и другие части свиных и говяжьих туш. Неприметная дверь, видневшаяся под ними, вела в подсобку и производственный цех.

Бывая в центре города, мы с мамой частенько заглядывали в этот магазин. Приходили не за мясом, оно было нам не по карману, а чтобы насладиться ароматами копченостей и свежины. Однажды лавки не стало. После капитального ремонта здесь открыли «Хронику», где демонстрировались фильмы, премьеры которых уже состоялись. Телевизоров в ту пору не было, поэтому в кино уссурийцы ходили по несколько раз в неделю. Первый сеанс начинался в 10 утра, последний - в 22.00.

В находившихся неподалеку «Заре» и «Комсомольце» (бывшем иллюзионе «Прогресс»), примыкавшем к зданию фабрики «Работница», работало по две кассы: предварительной продажи и на ближайший сеанс. Стоять за билетами в очереди приходилось на улице, причем в любую погоду и иногда часами. Но никто не жаловался.

В маленькой «Хронике» не было фойе, зрительный зал располагался на месте рабочего цеха, а окошко единственной кассы тоже выходило на улицу. Начала сеанса и в дождь, и в снег народ терпеливо ждал на воздухе. Зато билеты в зависимости от фильма здесь стоили 10 или 20 копеек, в других кинотеатрах - дороже. Обустроить в «Хронике» запасный выход, видимо, не получилось, и после окончания фильма в дверях начиналась толкотня. Новые зрители под бдительным оком контролера устремлялись внутрь, мимо них протискивались посетители, уже успевшие посмотреть кинокартину.


Уссурийск празднует.

На фильм по заявке

Значимым событием для уссурийцев стало открытие кинотеатра «Россия» с роскошным залом и вместительным холлом. Вот только это здание возвели по проекту, разработанному для южных городов, где нет сильных холодов. Три входа-арки были открыты всем ветрам, и в помещении касс, хоть и находившихся под крышей, постоянно гуляли сквозняки. В итоге арки закрыли, установив в каждой входные двери.
К этому времени в центре города действовало четыре кинотеатра, не считая клубов и ДК в микрорайонах, однако очереди в кассы не уменьшались. Практически ничего не изменилось и после введения в эксплуатацию кинотеатра «Горизонт». Ведь ни «Хроника», ни «Комсомолец» уже не работали. Да и «Зарю», находившуюся в аварийном состоянии, как мне кажется, собирались закрыть. Но тогда появилась другая возможность - заказ билетов по предварительной заявке. На каждом крупном предприятии ее обычно составляли члены профсоюзного комитета. Именно они записывали желающих, а после передачи списков выкупали билеты в «Горизонте».

Горка с сюрпризом

Одно из приятных воспоминаний детства - наши семейные походы в старый ГУМ на ул. Калинина. По выходным к его открытию у каждой из трех дверей собиралась толпа. Слева от первого входа со стороны 6-го гастронома находился отдел музыкальных инструментов. На стенах были развешаны балалайки, скрипки, гитары, в дальнем конце у окна стояло пианино. Прилавок ломился от стопок нот и разнокалиберных губных гармошек. По местной трансляции постоянно крутили музыкальные композиции. Чаще всего звучали баян или аккордеон, создававшие особую атмосферу.

Справа в детском отделе все полки и стеллажи занимали игрушки. Куклы, целлулоидные пупсы, плюшевые мишки, котята, собачки, резиновые слоны, крокодилы и многое другое. На полу громоздились разные грузовики, легковушки, строительные краны. На прилавках были выложены десятки настольных игр, а еще кубики, домино, калейдоскопы…

Ежегодно в канун новогодних праздников между этими отделами обустраивали тематическую площадку. Помню, что несколько лет подряд здесь устанавливали «снежную» горку около 2,5 метра длиной, сооруженную местными затейниками из обычного транспортера. С полутораметровой высоты он спускался прямо в сугроб. Движок постоянно работавшего механизма скрывался за перегородкой. На движущейся без перерыва ленте, обклеенной ватой, усыпанной блестками, были установлены фигурки детей в пальто и шубках, азартно «мчавшихся» с горы на санках. Одни ехали парами, другие спускались группой, кто-то упал, зарывшись в снег, и санки спускались без хозяина. Кое-где валялись потерянные варежки и даже шапки-ушанки.

У необыкновенного сооружения посетители толпились до самого закрытия магазина. Появление очередной фигурки юные горожане встречали возгласами и смехом. На каникулах мы с подружками часто приходили в ГУМ.


И на чертовом катались колесе…

Старожилы Уссурийска наверняка не забыли, что раньше в парк «Зеленый остров» желающие попадали по двум мостам. Капитальной переправой через р. Раковку на ул. Тимирязева мы пользуемся и сейчас, а вот изогнутого деревянного мостового сооружения на ул. Лазо теперь нет и в помине. Спустившись с него, горожане сразу попадали на детскую площадку с аттракционами - каруселями, качелями-лодочками и другими развлечениями для малышей и подростков. В День пионерии в парк выбирались учащиеся из многих школ, гуляли, катались, ели мороженое.


Наводнение в парке «Зеленый остров».

С левой стороны начинался парк для взрослых с чертовым колесом, переименованным позже в колесо обозрения, и танцплощадкой. Правее от моста городские власти оборудовали пляж. Это место с восточной стороны острова оказалось удачным - пологий берег, сравнительно неглубокая река. Но во время августовских тайфунов спокойная Раковка превращалась в бурный поток, заливавший «Зеленку» и прилегавший район. Поэтому новый пляж, как говорится, не прижился. Уссурийцы продолжали ходить на Солдатское озеро.

С раннего утра его северный берег, где находились лежаки, облюбовывали девчонки в купальниках. На летней эстраде вскоре заводили патефон, и из репродукторов лился звонкий мальчишеский голос: «Джамайка, Джамайка». Эта песня Робертино Лоретти пользовалась в ту пору бешеной популярностью. Итальянцу вторили новобранцы из воинской части, примыкавшей к пляжу. Только эти озорники пели: «Где майка, где майка!».

Заслышав музыку, солдатики, словно по команде, облепляли забор части, чтобы поглядеть на уссурийских красавиц. Но как только вблизи показывалось начальство, слышался свист дежурного и их оттуда ветром сдувало. Продолжая прерванное занятие, они подметали, убирали мусор, подкрашивали щиты.

Сколько лет пролетело с той поры! Но в памяти все сохранилось.

Антонина Ряман.
Фото из городского музея.

Поделитесь ...

Добавить комментарий

Ваши сообщения публикуются только после проверки их модератором. Комментарии не должны содержать призывов к насилию и прочим нарушениям закона. Использование ненормативной лексики и оскорбительных выражений в адрес авторов материалов, а также иных посетителей сайта - не допускается.


Защитный код
Обновить